Кремний преткновения

Кремний преткновения

Кремниевый завод стал в нашем городе притчей во языцех. Митинги, протесты – общественное мнение встретило идею его строительства в штыки. Оно и понятно – экология Омска, как и здоровье омичей, оставляют желать лучшего (непочетное третье место в стране по распространенности онкологических заболеваний тому свидетельство). Появление еще одного опасного химического объекта вызывает законные опасения. Жить-то хочется! О кремниевом заводе, а главное, об экологической составляющей этого проекта мы попросили рассказать генерального директора НПО «Силарус» Марину Красько. Также свою точку зрения на организацию потенциально вредного производства озвучил Сергей Костарев, председатель правления некоммерческого партнерства «Экологический комитет».

Аргументы ЗА строительство завода

– Обычно работа над проектом длится 6–8 месяцев. Мы работаем уже год, постоянно усложняя задачу проектантам – компании DEI. Американцы, ознакомившись с нормативными выбросами, сказали, что таких жестких требований они еще не встречали. То, что нам предложили, – последнее слово науки. Полностью замкнутый цикл. Вредных выбросов – ни в атмосферу, ни в стоки – нет. Экологическая составляющая напрямую связана с экономической. На этом рынке выживут только те, кто использует последние технические достижения и получает минимальную себестоимость. Наша задача: из тонны входящего сырья получить тонну товарной продукции. Три основных фактора: техническая составляющая – себестоимость – качество продукции.

– Марина Андреевна, готов ли проект завода? Какова будет его площадь?

– Проектная документация находится в стадии разработки. Делается базовый проект – без привязки к местности, чисто технологическое описание. Следующий этап: рабочий проект – со зданиями, сооружениями, трубопроводами, инфраструктурой, тогда будет точно известна площадь. Далее – государственная экспертиза, получение разрешения на строительство.

– Какое оборудование будет установлено?

– Американского и немецкого производства, новейшие достижения науки и техники.

– Кто будет его монтировать?

– В договоре прописано, что поставщики оборудования полностью отвечают за монтаж. Договоры предусматривают также обучение персонала. На подобных предприятиях только 20 % работников со среднеспециальным образованием, остальные с высшим. Основные требования – опыт работы на химических предприятиях плюс специальная переподготовка.

– Какое у вас образование? Какое базовое образование должен иметь тот, кто занимается производством поликристаллического кремния? Вы уже озадачились подготовкой кадров?

– Сделаю рекламу любимому политеху. Мое первое образование – машиностроительный факультет ОмПИ, «Машины и технология литейного производства». Второе образование – ОмГУ, «Экономика». Я думаю, что местные учебные заведения, в том числе ОмГТУ, могут воспитать достойные кадры, но если мы хотим готовить специалистов для себя, должны предоставить оборудование, тестовые реакторы, договориться о специализации на последних курсах, пригласить преподавателей. Но процесс работы над базовым проектом затянулся, настрой в городе настолько отрицателен, что вкладывать деньги в обучение пока нецелесообразно.

– Вы считаете, что строительство завода в трех километрах от жилья безопасно? Данные километры не стали помехой порошку, который сыплется на головы бедных горожан…

– Экологи должны обращать внимание на старые заводы. К технологиям, которые там используются, много вопросов. Почему для улучшения экологической ситуации не потребовать их модернизации и реконструкции? Обратить внимание на мелкие предприятия? Покрасочные камеры СТО находятся в городе, используют вредные и взрывоопасные вещества, если рванет, мало не покажется.

– Совершенные технологии не спасают от аварий. Уж на что японцы технически вооружены, круче их только инопланетяне, однако катастрофы на АЭС избежать не удалось.

– Авария на Фукусиме произошла не из-за того, что при строительстве атомной станции были нарушены технологии, это был форс-мажор.

– Форс-мажор может случиться где угодно. Теракт, например.

– Даже в этом случае опасаться нечего. В Китае в 2008 году было страшное землетрясение, разрушилось полстраны. Ни один из заводов по производству поликристаллического кремния, в том числе завод в Ли-Шане, построенный в 2003 году не по самой современной технологии, не пострадал. Датчики сработали на колебания, автоматические задвижки перекрыли подачу газа, пара, жидкости, воздуха, азота. Назовите хоть один подобный завод, где авария привела к экологической катастрофе?

– Это не означает, что ее угрозы не существует .

– Перед проектантами стоит задача сделать трехуровневую систему безопасности, полностью автоматизированную. Со своими специалистами мы эту тему обсуждали, в том числе рассматривали возможность теракта. Система безопасности такова, что даже падение самолета приведет лишь к локальному повреждению и не вызовет экологического бедствия. Стараемся предусмотреть все.

Кремниевый завод относится к объектам категории А. Что это значит?

– По пожароопасности существует пять классов опасности, они обозначаются русскими буквами: А, Б, В, Г, Д. Категория А означает работу с веществами, температура возгорания которых более 28 °С. Данный класс будет иметь не весь завод, а отдельные участки. И это не настолько страшно, как везде «кричат». И нефтезавод, и завод синтетического каучука имеют эту категорию на определенных участках. Она же присвоена подразделениям предприятий, которые делают томатный сок, муку, машиностроительным заводам, автозаправочным станциям, СТО.

– Недавно я побывала в Тобольске, где строится современный нефтехимический комплекс. От города его отделяет подушка безопасности – 30 километров леса. Омский нефтезавод нам привели в качестве негативного примера – рядом с городом, вокруг ни деревца. В 60-е годы жилые дома заканчивались в районе городка Водников. За полвека город подошел к промзоне вплотную.

– Где бы завод ни строили, через какое-то время рядом образуется жилой массив. Работники хотят тратить на дорогу как можно меньше времени. В любом случае мне непонятно, почему у нас вырубаются лесозащитные полосы.

Производство поликристаллического кремния опасно для тех, кто будет его производить?

– Я посетила два подобных предприятия – на Украине и в Китае. С 1999 года работаю на химических предприятиях, но, увидев заводы постройки 2005–2007 года, поразилась чистоте, отсутствию неприятного запаха, культуре производства. Около каждого стола – монитор, на котором виден процесс. Работают молодые люди с высшим образованием. Для человека – абсолютно безопасно.

Кто будет строить завод? Иностранная рабочая сила?

– После получения проектной документации, в которой будут предъявлены требования к строящимся зданиям и сооружениям, начнем выбирать профессионалов. Без разницы, российские строители или иностранные. Главное – соответствие требованиям, которые предъявлены проектировщиками.

– Ваши оппоненты утверждают, что завод – это энергоемкое предприятие, придется строить ТЭЦ – дополнительный источник загрязнения окружающей среды.

– Строить ТЭЦ мы не собираемся. Для удешевления продукции предполагаем использовать парогазовую установку. А оппонентам следует более внимательно подходить к цифрам, которые они публикуют. Предприятия ТГК-11 при максимальной загрузке могут снабдить электроэнергией семь таких заводов, как наш. Ни о каких дополнительных ТЭЦ речи быть не может.

– Как будут утилизироваться отходы?

– Отходы утилизироваться не будут. Предусмотрен полностью замкнутый цикл производства с переработкой отходов в коммерческие со-продукты. В год планируется всего 104 килограмма выбросов. Это пыль. Будет стоять газоочистка. В год всего лишь 500 м3 стоков без содержания хлора. По омским требованиям содержание хлор-ионов – 300, у нас – 200.

Откуда будет поставляться сырье? Кто будет покупать продукцию?

– В больших количествах будет завозиться только кварц. У ГК «Титан» есть собственное месторождение в Казахстане. Рассчитываем, что продукция будет востребована, это высококачественный продукт. В нем заинтересованы и Россия, и зарубежье, и даже омские предприятия микроэлектроники, которые используют полупроводниковые материалы. Часть из них мы можем загрузить работой – чтобы поставляли нам ЗИПы, вспомогательные материалы. Если кто-то из производителей захочет собирать солнечные батареи, сборочное производство организовать несложно. Возможно, благодаря этому город будет более освещен.

– Это дорогая продукция?

– Недешевая. Цены устанавливаются рынком. Коэффициент полезного действия разный, запланированный нами в производство кремний имеет на сегодня самый высокий КПД. Если мы ведем речь о солнечных батареях, немалое значение имеет и толщина пластины, которая измеряется в микронах. Чем меньше кремния идет на одно изделие, тем ниже его себестоимость, так что производство солнечных модулей удешевляется.

У себя не планируете использовать солнечные модули?

– Есть задумка – как вариант для сокращения затрат – разместить солнечные батареи на плоских крышах, обеспечив электроэнергией бытовые помещения. В Омской области много солнечных дней, значит, целесообразно использовать альтернативный источник тепла и света.

Жители города ПРОТИВ

Сергей Костарев, председатель правления некоммерческого партнерства «Экологический комитет» является одним из ярых противников строительства кремниевого завода. Основные аргументы оппозиционера – это экологическая опасность объекта и его экономическая неэффективность.

Сергей Владимирович, на каком основании был сделан вывод, что производство будет убыточным?

– Подобный завод попытались построить при сильной государственной поддержке в Усолье-Сибирском (Иркутская область), но он так и не вышел на проектную мощность из-за отсутствия спроса на продукцию: из сырья получаются солнечные пластины не самой высокой эффективности. Рыночная стоимость поликремния сейчас упала до 14,5–15 долларов за килограмм и продолжает снижаться. Омская продукция будет недешевой, так что будет ли она востребованной? Кстати, заводы в настоящее время закрываются и в Европе, и в Азии именно из-за падения цен на рынке.

– В чем видится опасность производства поликристаллического кремния?

– На заводе в Усолье-Сибирском в первый год эксплуатации был «небольшой инцидент» – выброс трихлорсилана, в результате чего погибли люди. Технология производства поликристаллического кремния опасна (1-й класс экологической опасности, по утверждениям экспертов самого Силаруса) и энергоемка.

– Вернемся к стоимости поликремния. Можно ведь сократить затраты на это энергоемкое производство?

– Решит ли проблему удешевления продукции строительство парогазовой установки, если лимит природного газа в регионе достаточно жесткий? ТГК-11 не может перевести на газ свои ТЭЦ даже частично, так как он используется для отопления села и частного сектора в Омске. Получается, что газ отдадут кремниевому заводу, а горожанам и селянам предложат топить углем, как и прежде? Это явно не улучшит экологическую и социальную ситуацию в регионе.

– Проект завода поликристаллического кремния очень быстро стал скандальным.

– Бурная реакция общественности на намерение построить в Омске завод по производству поликристаллического кремния связана с тем, что горожанам до сих пор не предоставлена достоверная информация о проекте. Вот почему наше главное требование – организация открытой, публичной дискуссии с привлечением квалифицированных экспертов, чтобы потом не пожинать плоды нашего «незнания».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *